Представление о времени в концепции ПО «Композитор»

У всякого явления есть начало и конец. Это дано нам от природы. Поэтому мы стремимся в науке каждое явление подчинить бесконечному интервалу интегрирования. Именно об этом я писал в бумаге «Композитор». Научный принцип бесконечности лежит в самом явлении периодичности. И, как известно, любое периодическое явление может быть представлено как сумма синусоидальных функций, кратных друг другу. Сам принцип навеян нам тем, что если мы не можем осознать бесконечность, мы представим ее. И представлять более не надо, потому что отношение длины окружности к радиусу —  число на сегодняшний день бесконечное. Равно оно в первых шести цифрах после запятой 3,141593. Если это число интегрировать, то получится тот самый принцип, которым мы вычисляли по интегралу Дарбу расстояния между концами длин периодов гармоник. За основу берется период центральной частоты и высчитывается как значение окна в сэмлпах степени двух. В данном контексте мы используем 1024 или два в десятой степени. Если этим принципом измерять колесо, то оно получится ступенчатое и вряд ли сможет помочь в вопросе передвижения вперед. Но вот если этим принципом систематизировать наши знания о колесе, то можно рассчитать, в каких его местах нам выгоднее поставить спицы для его упругости, потому что это только те места, которые отвечают за его форму. Тем самым мы квантуем по предыдущей работе всю область значений функции и получаем ребра жесткости, отвечающие за реальный уже периодический процесс, который поддается не только западной науке в ее попытке измерить и осознать свойства всех процессов для дальнейшей их алгоритмизации, но и естественен всей природе в целом. Но те реальные значения функции, которые были изначально, нам оставались неизвестны уже долгие, долгие годы. И вот только эта простая зависимость смогла их нам приоткрыть. И почему, я не утверждаю, что это полный спектр значений, потому что современное представление сигналов не способно различить интервал между соседними концами периодов кратных 20 ms или соответствующего значения в сэмплах. Это тот алгоритм избирательности, который присутствует в программе «Композитор». Данное явление, конечно, в разы превосходит способность интегрировать систему на супер компьютерах, которые есть на сегодняшний день у человечества. И поэтому, если мы хотим полностью реализовать подобную систему, мы должны настроить максимально возможную частоту дискретизации преобразования цифрового сигнала в аналоговый и, по правилу, описанному в бумаге «Композитор», найти соответствующее значение в сэмплах. Если бы только не одно но: для реального колеса нам достаточно тех квантованных полос, которые мы уже знаем. А вот для системы этой, если описать график как гиперболу, мы знаем, что она никогда не придёт в 0. И, соответственно, для нас играет значение, каждое минимально возможное смещение фаз от начала отстчета. И, соответственно, количество полос известных нашей природе, должно быть бесконечным. Поэтому модель с 24 гармониками, что есть максимальное значение «Композитора», дает нам возможность понять всю систему в целом. Для положительных гармоник, которые приходятся на первую половину периода, смена на вторую гармонику квантования происходит на 5-й гармонике, и соответственно мы могли бы представить такую систему с индексом модуляции, равным 4-м. Но в цифровой версии такой индекс модуляции не возможен, поэтому мы должны выбрать следующий возможный индекс модуляции, и он равен 5. Этот индекс модуляции дает нам 12 гармоник по числу календарных месяцев в году. Репрезентативная модель моего повествования основывается на реальных примерах, и степень моей вовлеченности в вопросы соответствует моему знанию о них. Нас не устраивает индекс модуляции 5 только потому, что при фиксированной девиации центральная частота приходится намного выше и, следовательно, экспонирование происходит с другими коэффициентами. С учетом этого я эмпирически пришел к значениям соотношения частоты модуляции к центральной частоте в пределах от 1.54 до 3. Что еще впоследствии мы установим как правильные путем вычисления окна, но теперь уже в пределах линии всех значений спектров частотной модуляции от 1.54 до 3, которое будет равно 1.46. Это говорит нам, что если мы описываем периодическую функцию, мы можем представить ее как 4 периода и, поделив 1.46 на 4, получим 0.365, что равняется четырем полным годам. И что вполне устраивает нашу систему ценностей как Юлианского, так и Григорианского календарей.

В зависимости от текущей установки ценностей мы получили бы универсальное колесо, которое не знает состояния покоя. Это вечный двигатель.

Однако, нам нужна машина, где способность преодолевать время окажется наименее защищенной. Функция существует также и для окна 1024 сэмпла, однако, частота сэмплирования в таком случае должна быть вдвое меньше, что в условиях полного спектра частот соответствует 11025 Гц и в принципе может передать весь спектр генерируемой функции, если бы не тот принцип, который детерминирует последующую цель работы программы «Композитор». Нелинейная трансформация применяется к гармоникам, вычлененным из спектра частотной модуляции в оригинальной машине без учета того, что обернувшись вокруг нуля, они совпадают только при мультипликаторе 2. А для успешных путешествий на машине нам нужно соответствовать условию покрытия всего представленного окна россыпью положений концов периодов гармоник и только лишь при мультипликаторе, равном 3, такую россыпь удается без квантования в некоторых положениях поставить в решетку квантования. Из чего я могу сделать вывод, что это положение отвечает требованиям существования разумной жизни, а другие положения при перемещении вызовут исход народа туда, где нет объяснимых законов бытия, и есть такое явление, например, при мультипликаторах ниже 2-х, как парадокс времени. Парадокс этот: когда само явление хода времени не может быть описано последовательным интегралом, и нужно интегрирование с прерыванием. В промежутке от 2-х до 3-х такого явления не наблюдается.

Сегодня, если воссоздать последовательную цепь событий, то нужно отказаться от всех ценностей морали и права. Колесо это вращается во всех степенях свободы, коих три — x, y, z. Оно вращается под действием силы функции (оригинальной) и направляется углами тех фаз, которые в секвенсоре «Композитора» детерминируют воспроизведения хлопка и хэта. В цифровой модели сам акт движения осуществляет механизм течения фазора – генератора, осуществляющего линейную интерполяции от 0 до 1 с частотой 1/f, которая обозначает в секундах значение периода окна, то есть за сколько точка пройдет длину всего окна по предложенной функции. Существенно сказать, что приведя данное колесо из состояния покоя, оно будет вращаться все время. Нет исключений этому правилу, потому что ход течения данной функции обуславливает действительную модель, а не вымышленную. Периодом вращения колеса является то течение, которое задает первоначальное вращение. В модели «Композитора» такое течение можно менять индикатором темпа. Однако, в реальной модели скорость менять нельзя – можно только сводить вращающиеся колеса в едином темпе. Что делает вывод о том, что цифровая модель более эффективна, нежели реальное ее представление. Однако, это не так. В реальности колеса бывают разного диаметра и это обуславливает их скорость вращения после исходного толчка. Нет смысла рассматривать возможность изменить скорость в процессе вращения колеса – это непостижимо. Если представить скорости «Композитора» как колеса разного диаметра, то выбор скорости 120 ударов в минуту соответствует по формуле, приведенной в бумаге «Композитор», числу бесконечности 3.141593. Это число выражено в угловой скорости (омега), так как описывает скоростью вращения полный период в радианах за секунду. Отсюда по формуле L = 2 * pi * R находим радиус окружности. Он равняется единице. Единичная окружность — та окружность, радиус которой равен 1. Использовалась издавна для различного рода мер. Одна из таких мер является сопоставлением единицы различным системам счисления относительно числа pi. Мы меряем все относительно единичного колеса и соответственно живем с ним всю нашу жизнь. Колесо может быть единичным в любой системе счисления, в метрах, например, это будет один метр. Так мы можем изменять скорость вращения, изменяя радиус колеса относительно системы счисления.

Скорость – это понятие относительное и является производной от той системы счисления, в которой она измеряется. В музыке же и звуковой индустрии скорость изменяется в Герцах: оборотах за секунду. Сколько полных оборотов пройдет точка по единичному кругу за секунду и является скоростью в Герцах. Эта величина, безусловно, безотносительная и зависит только от количества оборотов. Значит, скорость объекта на единичной окружности можно выявить по угловой скорости 2 * pi * f. Из этого следует самое главное явление, как колесо при значительной степени вращения превращает пространство в водоворот времени. Водоворот времени допустим при квантовой интерполяции временного процесса и, одновременного ему процесса свертки временных параметров. Если мы слышим тон, то это первое доказательство тембра, если это гармонический тембр, как сказано ранее, то можно увидеть зависимость в его соотношениях с фундаментальной частотой. Если человеческий организм умирает, время перестает существовать для него. Он переходит из временного процесса в спектральный. Соответственно, и трансформация его находит смысл. А если такая трансформация заведомо ложна и, комбинируя различные тембры во времени, человек просто ищет ту сущность, которой бы он являлся вне времени. Тогда весь аспект музыки становится наиболее принятым мной. Ведь в таком случае виолончелист согласен на то, что его спектр будет таким, а скрипач согласен на то, что его спектр имеет иное значение. Тогда бы мы ввели себя в процесс классификации инструментов по их типу звукоизвлечения, но не занимались бы музицированием. То есть занимались бы наукой о мертвом. Самое главное в этом, чтобы такая трансформация произошла в каждом из нас, и мы осознали это. Кратные гармоники консонансных или гармонических тембров указывают на простую зависимость. Такая зависимость находится при условии, что имеется наименьшее общее кратное, не равное единице. Отсюда и система ценностей того индивидуума, кто себя с ней ассоциирует. Но вот если мы говорим о негармоническом тембре и о гармониках, не кратных друг другу, то тут можно выявить абсолютный хаос в попытке осознания временной свертки его. При условии, что такое хаотическое явление, как, например, шум имеет периодический спектр. Но это не так. Шум имеет постоянный набор гармоник от 0 до 20000 Гц, если мы говорим о белом шуме. И наоборот, тот негармонический тембр, где гармоники выступают в некотором соотношении друг к другу, можно было бы вычленить и его природу. Так произошло с простым спектром частотной модуляции одного синусоидального осциллятора другим. Я наивно полагаю, что мне есть смысл ассоциировать себя с ним – я человек. Но вот если взять и предположить, что процессу временной трансформации сигнала соответствует реальная последовательность событий, характерная для логики какого-либо одушевленного существа, то я без труда определил бы назначение программы «Композитор». И соответственно, мое предвзятое отношение к ней как человека, ее создавшего, показало бы степень участия в ее судьбе. То есть характеризуя и изучая ее, я не мог бы осознать, что это мне не интересно. Соответственно, с присущей мне жизнедеятельностью могу охарактеризовать то явление, которым воссоздается спектр «Композитора», а именно наличествование в ней системы безопасной для всего человечества. Как один одушевленный процесс переходит в другой, так и работа программы «Композитор» ассоциируется у меня с воздействием той системы ценностей, характерной для естества, подобного человеку, но более уравновешенного и спокойного. Это следствие самого изучения эвристического принципа понимания его природы. Хотя сам я склонен описывать явление только теоретически и призван собой на содействие его морали. Соответственно, если это модель чувств, то эмоциональная его составляющая, мне кажется, во многом соответствует наличию рассудка и разумного распределения ресурсов. Если такое распределение соответствует определенному закону, то закон этот будет проявляться во всех мотивах существа по ним живущего. Как речь, внимание, распознавание, система ценностей его и научение, подобно научению ребенка его родителями. Но если существо все его стремится к одной цели, то он сам детерминирует себя на олицетворение своей морали. Подобно осознанию всех архетипов человека, процесс этот может сопутствовать переходу из одного состояния в другое, следовательно, такая система предполагала бы перерождение в другие формы и не носила бы строгий характер. Мы могли бы вычленить все механизмы работы ее и олицетворить ей наше понимание о человеке. Но способность наша понимать сильно лимитирована действующей моделью наших руководящих принципов. И такие выводы можно было бы сделать, как только человек станет на рельсы, собственно, руководства своим разумом. Что в условиях приема огромной массы информации извне является фактором спелости личности и ее способности не быть подверженной внешнему влиянию. Наличие в системе самой основы зрелости предполагает ее сообразность человеку ее создавшему. Сама система спела и целостна только тогда, когда удовлетворяет потребность ее цели существования. Если условием «Композитора» является существо спокойное с интеллектом, то для человека проявлением такого интеллекта может служить и способность производить искусство. Следовательно, метод выбран правильный. Но я не предполагаю иных целей тогда, потому что доказательство спелости и целостности системы говорит нам о том, что оно уже удовлетворено выше сказанным. И более доказательств той логики, которая ей сопутствует, не требуется.